Internet
March 17, 2005
www.kitchen-records.ru
russia
Ассаи
Helnwein
Четырнадцать меток как жизненный этап, уложившийся в краткие конспекты. Отчаянье вперемешку с беззащитностью, истерика сменяется гортанным шепотом. Смешанные чувства: разные, такие, о которых со временем можно вспоминать и улыбаться, вспоминать и стыдиться. Какие-то фрагменты из других реальностей, сновидений, фоторабот Helnwein'a — шокирующего, пугающего, с его вечно запутанными в бинты головами — головами, где глаза и лица нам никогда не удастся различить за неаккуратными повязками, за спрятанной откровенностью. Когда узнаешь себя в чьих-то переживаниях, сотканных словами, поражаешься сходству восприятия — кажется, что это твои собственные слова. Сложно избавиться от ощущения, что эти истории нигде не должны быть воспроизведены вслух, потому что они — чужие, случайно узнанные тайны.
Несколько дней назад, проснувшись: «Мне представляются поэты. Они, явившись мне во сне сегодня, иссушили сладкие мои измерения, исслюнявили слезами подушку, иссорили меня с собою снова и снова. Красивые, неряшливые, опоздавшие везде, где только можно. Они были добрые, нежные и наркотически-замшелые. Будто изо мха, зеленого, черно-зеленого, чёрного». В попытках выразить мир личных ощущений эти герои отправляются на поиски абсолютных свобод от действительности и общества с одной лишь целью — полностью порвать с общественными и познавательными задачами творчества, заменяя их чистыми эмоциями.
Если заблудился в страстно спорящих друг с другом внутренних голосах и не можешь взять себя в руки, дай Бог тебе столько времени, сколько будет нужно для того, чтобы не ошибиться и найти в себе — себя настоящего.
KREC / АССАИ «Другие берега»

# 1. Комната (Вступление)
# 2. Другие берега
# 3. Муза
# 4. Февраль
# 5. Живем дальше
# 6. Южные сны
# 7. Черный ветер
# 8. Исповедь
# 9. Читай по губам
# 10. Моно
# 11. Дети неба
# 12. Отец
# 13. Грязные раны
# 14. Орион 122




back to the top